• Города


Вас приветствует интерактивный проект

 РУСИЧАНЕ

    Поездка на ЧАНБАЙШАНЬ.

                                         август 2010 г. 

      Чем поражают китайцы – так это темпами  развития. Там где несколько лет назад была разруха или ничего не было, сегодня, как поет Марк Бернес «стоят дворцы, стоят кварталы  и заводские корпуса». Каждая поездка в Китай начинается с прохождения нашей таможни - то ли склада, то ли ангара, чего-то такого явно не для людей построенного, и затем сравниваешь её с китайской таможней - дворцом. Кроме стыда и позора, остаются только мирные матерные выражения в адрес партии и правительства. Дарькин в Китай не ездит, на автобусе…

         Как сообщает «Жэньминь Жибао», объем торговли одного только города Суйфэньхэ с Россией составляет две трети от общего объема торговли провинции Хэйлунцзян  или одну десятую совокупного объема торговли Китая с Россией.  Суйфэньхэ стал крупнейшим в Китае центром торговли с Россией, годовой объем частной торговли с Россией в нем достиг 12 млрд. юаней (почти 2 млрд. долларов США). Пламенный привет нашим туристам!  Спасибо за вклад!
       Российский сосед Суйфэньхэ – поселок Пограничный, родина Леонида Ярмольника, без слез смотреть нельзя – убогая деревня, за прошедшие 10-15 лет стал ещё более убогой, вокруг поселка «трын-трава» и «а нам - всё равно».

       Уезд Дунин  от Суйфэньхэ находится в 40 минутах езды. Общая численность населения составляет приблизительно 210 тыс. человек, около 200 тыс. из них - крестьяне. Как сообщает уездное правительство, дунинцы уже создали в России три промышленных парка и 5 оптовых центров, они открыли на территории России около 1 000 ресторанов не только на ДВ, но и в Москве. Они кроме этого взяли подряд на использование пахотных земель площадью около 67 тыс.  га в Дальневосточном регионе.

     Сроссийской стороны находится село Полтавка Октябрьского района Приморья. Ни о каком бурном росте промышленности и сельского хозяйства  там говорить не приходится.

     Почему Китай  развивается, а мы не просто стоим на месте, а катимся назад?

     Эти и другие мысли о нашем кресте сопровождали меня в замечательной поездке на Чанбайшань. Всякий раз, видя, насколько китайцы оторвались от нас, становилось обидно и за державу, и за себя.

      Собирались давно,  слышали, что очень замечательное место. Но толком не представляли. Никакой конкретной информации, свидетельских признаний и рассказов знакомых. Знали только, что лучше всего ехать в середине августа. 

            Приехали в Хуньчунь на неделю, из них два дня отдали на Чанбайшань. По корейски это гора называется Пэктусан, и упоминается в гимнах двух Корей – Северной и Южной. Чтобы не быть голословным, именно гимн КНДР Вы можете услышать на нашем сайте, если сейчас его включите.

Гимн КНДР
Поездку организовали друзья – китайцы. На микроавтобусе «Хайс» туда и обратно. С ночёвкой в маленьком городке Ортобайхэ  (так мы его сначала называли, или Город, которого нет, потому как сильно напоминал утопический город из какого-то советского фильма), потом выяснили название города -  Эрдаобайхэ.

    Выехали из Хуньчуня в 8 утра, в 14 – были на месте. Маршрут: Хуньчунь - Тумен – Лонгмен - далее латинские названия городов на дорожных знаках закончились, а по-корейски и по-китайски читать, мы ещё не научились

    Что удивило и поразило в поездке:

     - ДОРОГИ. Везде бетонка, кое-где асфальт.  За Хуньчунем  платная дорога. Думал, что поедем через Яньцзы, но проехали мимо него. Дороги без ям и колдобин. Обочины ухоженные, местами посажены цветы. Нет обилия машин – на загородных участках встречные машины попадались редко. Но зато стоят фотокамеры на тихоходных участках, и машины – нарушители фотографируются. Ни разу не было поста ГАИ (проехали 400км), но гаишников видели. Разбирали аварию.

             Весь путь лежал по территории Яньбянь-Корейского Автономного Округа. Здесь проживают корейцы и ханьцы. Корейские метки замечешь во всём – крыши домов, надписи, кухня, сувенирка и тд.

           Большой участок дороги ехали вдоль реки Тумэнган, с той стороны была Северная Корея. Граница проходит по реке. Но ни пограничников, ни вышек не видели.

            Мы ехали со скоростью не более 100 км в час. Вдоль дорог ни закусочных и перекусочных как у нас. Но есть продажные места, вдоль полей, где крестьяне продают дыни, арбузы,  мед. Туалетов тоже не видели. Информационные щиты на двух языках – китайском и корейском. За Хуньчунем были и на латинском, потом не стало. Самое потрясающее – бетонка была до самой вершины Чанбайшаня, всё равно, что если бы  у нас положили асфальт на Пидан. Фантастика, да. Тут возле дома или на Жигуре уже много лет дорогу не могут сделать…

           - ХЛЕБА НАЛЕВО, ХЛЕБА НАПРАВО. Вдоль дороги всё засажено, просто огромные плантации (как их и кто будет убирать!) В основном кукуруза, соя, совсем немного было картошки, только цвела, видимо второй урожай. Ещё какие-то большелистные посадки, может табак. И ни морковки, ни капусты, ни лука, никакой мелочи… Не видели ни одного человека на полях, никто не полол, не ковырялся в земле, ощущение, что посадили, а потом оно само растёт. Никаких заросших бурьянов, брошенных полей поросших полынью, как у нас, например. Ни один квадратный метр земли зря не пропадал. 

      - ДЕРЕВНИ.  По дороге деревушек попадается много. Бросаются в глаза крыши – везде новые мелаллочерепичные,  синие  или красные, а-ля корейские четырехскатные. Дома большие, добротные, окна пластиковые, дворы небольшие . Солнечных водяных обогревателей на крышах совсем мало.

       Никаких дачных участков и поселков. Нет смысла «отдыхать» на даче – проще и дешевле всё купить.  Наши деревни и города начинаются с кладбища, здесь не видели ни разу, может они хоронят как-то по-другому. Либо прячут с глаз.

      Едешь по деревне – никто не сидит на лавочке, никто не продает огурчики или картошку. Никто голопузый не бегает, да и деревни какие-то производственные.

      Порывшись в Интернете нашел описание подобной поездки в 2007 году. Там упоминают о соломенных крышах, каких-то полуразрушенных деревнях. Мы ничего этого не видели. Всё добротное, современное. За несколько лет китайцы в своих деревнях навели порядок. В отличие от нас. У нас деревни умирают – ни школ, ни больниц, и людей уже не осталось.

    - ГОРОД, КОТОРОГО НЕТ.     Остановились с ночевкой в небольшом городке Эрдаобайхэ. Остановились здесь, потому, что друзья-китайцы сказали, так будет дешевле и интересней, чем ночевать в гостинице на Чанбайшане.  Удивительное место. Русских наверно никогда не было, на нас смотрели как на инопланетян, или будто у нас на лбу ещё одно ухо. Только , что пальцем не тыкали. Хотя один сумасшедший к нам подошел и что-то долго пытался нам сказать.

      Местные жители знают слово «хэлло», но не знают слово «пливет». И вообще, удивительно, но многие говорят на английском, в отличие от Хуньчуня, где мало кто знает английский. Когда у нас возникли затруднения с выбором блюд в кафе, тут же подошли два китайских подростка и предложили свою «хелп».

     Очень интересные магазинчики. Много сувенирных, причем корейской тематики, начиная от корейских денег и портретов Ким Ир Сена, и заканчивая сушеными грибами, пантами, женьшенем, сувениров с корейской символикой. Женьшень можно купить сразу растущий в горшочке. В магазинах не торгуются, но цены невысокие, мне показалось даже дешевле чем в Хуньчуне. В городе много современных построек – небольшие трёхэтажные Таун Хаусы, очень стильные и симпатичные. Напоминало небольшой европейский городок. Жили в гостинице «GreenLakeHotel», новое, местами недостроенное здание (лифт ещё не запустили), но чистое и приличное, намного лучше «Русского дома» в Хуньчуне.  

    В городке одна улица, вдоль неё магазинчики, кафешки. Вечером гуляли по городу, наткнулись на съемки то ли фильма, то ли рекламного ролика, рядом сидел европейский мужик, думали русский, оказался новозеландец. Нам всем понравилась тренажёрная площадка – прямо на улице разные небольшие снаряды. Как стемнело, народ стал собираться и здесь же на улице смотрели по ТВ какой-то фильм. Прямо коллективный просмотр. Человек двадцать мужиков не отрываясь, смотрит в телевизор.

     Вечером гостиница казалась пустой, но в 6 утра, человек 50-60 китайцев громко гомоня, пошла на завтрак, а потом по автобусам с сумками, наверно уезжали домой.

    Городок нам очень понравился!

        ЧАН БАЙ ШАНЬ,     вообще так называется плоскогорье, самая высокая часть Маньчжуро-Корейских гор,  дословно Длинные Белые Горы (Привет от Тянь Шаня). Китайцы по латински пишут Changbai Mountin. В Интернете встречается и Чаньбаньшань и Чайбайшань и Чайбаньшань. Википедия дает  написание Чанбайшань. Я тоже следую этому написанию. А самая высокая часть Баньшаня, потухший вулкан, в кальдере которого расположено Небесное озеро, и куда мы должны добраться, называется по-китайски Байтоушань, а по-корейски Пэктусан. Переводится одинаково – белоголовая гора. Потому, что всегда белая, зимой  от снега, летом от белой пемзы, лежащей на склонах.

      От  Эрдаобайхэ полчаса езды и мы на месте. Первое что бросается в глаза – толпы народу, целые группы и делегации. Вижу, что в основном китайцы, но есть и корейские группы. Много пожилых. Наш гид берет билеты, проходим контроль, садимся в комфортабельные  широкооконные высокие автобусы. Едешь – всё видно. Автобусы снуют как челноки. Туристы прибывают, их тут же сажают по автобусам и развозят. Едем минут двадцать. Привезли на перевальный пункт перед вершиной. Дикое количество людей, но всё организованно, ни толчеи, ни давки. По турникету проходим на посадку в машины. Отсюда везут на джипах Митцубиси Паджеро китайской сборки (по 6 человек), и на Санг Янговсих микроавтобусах Grace (по 9 человек). Дорога везде бетонка, местами брусчатка. На дикой скорости, наверно, для эмоционального драйва, нас помчали к вершине. Проехали последовательно леса широколиственные, потом хвойные, потом была тундра с карликовыми березами, и, наконец, выскочили на альпийские луга. Под нами леса и облака, серпантин по которому как муравьи в гору несутся  машины. Вид неописуемый.  Минут 10 и  мы на вершине. Сразу чувствуется осенняя прохлада, дышится легко, простор на все 360 градусов. Нас привезли на самую высокую точку Чанбайшаня. По латински китайцы пишут TianwenPeak (главный пик). Высота 2700 м. А всего 16 вершин.  Есть площадка для машин, стоит два больших здания, наверно пограничники, есть туалет и сервисная зона для туристов. Людей около тысячи, все растянулись по склону, мы тоже влились в эту цепочку и метров через сто поднялись на вершину, с которой открылся просто потрясающий  вид.

     Дело в том, что когда тебя привезли, ты не видишь озера и не представляешь его размеров и масштабов, оно закрыто склоном. И вот когда ты, через несколько минут взобрался на вершину, перед тобой  открывается та сторона  -  цепь вершин, а внутри озеро – синее-синее, гладкое-гладкое (ветра там наверно не бывает), нет никаких отмелей, береговой полосы. Просто горы, а внутри озеро. И у нас и у всех окружающих  возникла какая-то эйфория, небольшое помешательство.  Все громко говорят, радуются, фотографируются со всевозможных ракурсов. Там надо быть и это надо видеть, словами не передать.

     Нам  в этот день повезло с погодой. Видимость была отличная, ветра не было, температура 18-20 градусов. Мы всё смогли облюбовать. А бывает так, что внизу, у подножья солнце, а вершина закрыта облаками и озера не видно.

    Озеро называется Тяньчи – Небесное озеро (привет ТяньШаню- небесной горе). На латинском китайцы пишут SkyPond. В Китае есть ещё два озера с таким названием.  Длина почти 5 километров, ширина 3,5 км, глубина 384 метра. Я всё думал, есть там рыба или нет. Оказывается, есть, по большей части речная мальма. Озеро образовалось после извержения вулкана примерно в 969 году. Т.е. ему более 1000 лет. После этого было ещё несколько извержений, последнее в начале 20 века. Из озера берут начало три реки – нам известная и одиннадцатью километрами границы проходящая по нашему берегу Тумэнган, Ялуцзян, и Эрдаобайхэ (вот откуда название нашего теперь любимого городка) переходящая в Сунгари. А Сунгари как известно несет свои воды, и не только воды,  в Амур, поэтому  Тяньчи относится к водной системе Амура. Т.е. озеро то наше, амурское.

     Озеро находится на высоте 2189 м. В 2000 г. Тяньчи внесли в книгу рекордов Гиннеса, как самое глубокое и высокое из вулканических озер. Впервые подробное описание вулкана и кратерного озера дал русский исследователь И. И. Стрельбицкий. В 1895 году его экспедиция изучала реку Тумэньцзян (китайское название Тумэнгана)  и Небесное озеро. Красочное его описание оставил инженер и писатель Н. К. Гарин-Михайловский, участвовавший в экспедиции по исследованию сухопутных и водных маршрутов из южного Приморья в Порт-Артур в 1898 году. Он посвятил ему следующие восхищённые слова — «как самый лучший изумруд сверкало это зелёное, прозрачное, чудное озеро, все окружённое чёрными, изубренными замками или развалинами этих замков». Горы и склоны показались ему тогда черными, хотя и корейцы и китайцы много веков видят их белыми.

      Мы были на китайской стороне, а напротив была Северная Корея. Для всех корейцев и южных и северных  Пэктусан место святое, считается, что корейцы как народ родились в этих местах, поэтому каждый кореец должен посетить эту гору. Потому и мы видели много корейских туристов. 

     В соответствии с северокорейской легендой, к горному озеру с небес спустился Хванун, отец основателя первого корейского государства Кочосон. Кроме того, официальная биография Ким Чен Ира утверждает, что он также родился около Небесного озера. Среди местного населения бытует легенда о живущем в озере чудовище, которое якобы даже удалось заснять на видео.

      Кстати, маньчжуры тоже считают, что они родом с Чанбайшаня. Ведь и горы называются Маньчжуро-Корейские, а весь северо-восточный Китай в прошлом был Маньчжурией.

     Что поражало на Чанбайшане:

- количество обслуживающих машин и автобусов – 100, а может 200. Потом на своих фото видел 136 номер машины и 52 номер автобуса.

- количество людей – несколько тысяч. Мы уезжали в час дня, а народ всё прибывал и прибывал;

- телефоны работали всё время, и даже с вершины можно было позвонить!

- на вершине вас могли сфотографировать и тут же  распечатать  фото (принтеры на батареях);

- само озеро, расположенное между гор. Цвет синий-синий. И народ какой-то обалдевший, какой-то полупьяный. Приветливый, нам, русским, удивляются, радуются, просят сфотографироваться с нами. Русских или европейцев больше не было.

- Чанбайшань – с 1961 г. национальный парк. Всё делается для сохранения флоры и фауны. И какие деньги на этом китайцы зарабатывают! В 2008 году построили аэропорт, чтобы туристов самолетами удобней доставлять. А теперь возьмем наш любой заповедник в Приморье – лес вырубают, зверя бьют, корень  копают. Нет ни власти, ни закона. Тайга…

      На вершине были часа два. Потом загрузились в китайский джип и на дикой скорости, под женский визг, помчались вниз так, что на виражах свистела резина. Спуск назвали «Русские горки».

     Вернулись на перевалку, сели в другой автобус, поехали на водопад. Издалека красиво, близко не подойти, да и идти надо километра два всё время поднимаясь вверх. Тяжело, особенно после вершины. Высота водопада метров 60-70. Меня больше удивил закрытый тоннель вдоль хребта, начинающейся возле водопада, и  длинной 2860 метров, видимо,  чтобы когда выпадет снег, а снег там говорят лежит 8 месяцев, можно было подняться на вершину. Потом оказалось, действительно, по этому тоннелю можно прийти прямо к озеру.  На месте стоянки предлагают еду, сувениры, и самое интересное, тут же рядом в горячем источнике варят яйца, кукурузу, сосиски. По 5 юаней. Китайцы, корейцы расстилают подстилки, достают еду и массово обедают.

      Ни водопад, ни горячие источники не произвели на нас такого впечатления как Тяньчи. Наш Беневской водопад впечатлил меня больше.

    Ещё предлагали за 50 юаней посмотреть каменный лес, другие какие-то интересные места, но мы были уже пресыщены и поехали домой.

    До Хуньчуня ехали без остановок, домчались за 5 часов. Усталые и довольные. Пошли на ужин в китайский самовар «Го фу». 

     P.S.

     Этим летом наши друзья ездили в Аркаим, это на Южном Урале, место, откуда начались славяне. Никакого сравнения Чанбайшанем. Ни сервиса, ни быта, ни условий. Ночевали в палатке, туалет в кустах, пыль, жара, мухи. А деньги при этом брали за всё и немалые. Видимо мы надолго отстали в своем развитии…

Фоторепортаж

Наши контакты: Владивосток-Хуньчунь-транзит, 

e-mail:  alexsmtw@yandex.ru

Погода
Официальный курс валют
Новости Китая
Путевые заметки